Myshkin, Uglich, Kaliazin - 018

Volga Province

Moscow – Uglich – Myshkin

Sweet charm of province, orthodox churches, patriarchal traditions and old fashion life style in 300 km from Moscow.

Myshkin Open Space Museum

Kashin: Voskresensky Cathedral, Spring Water. Kaliazin: Klobukov Monastery, the Makary Kaliazin Temple. Uglich: the Kremlin, Museum of Russian Myths and Superstition, Museum of Vodka. Myshkin: Smirnoff Museum, Museum of Mouse, Historical Ethnography Museum.

МОСКВА – КАЛЯЗИН – УГЛИЧ – МЫШКИН

ВОЛЖСКИЙ ПРОВАНС

Photo album 
 
Милая сердцу старина, православные храмы, патриархальные традиции. И все это — в трехстах километрах от Москвы

Дороги, по которым можно часа за два добраться до большой воды, вызывают повышенный интерес автовладельцев. В самом деле: первые километров семьдесят накануне выходных преодолеваются за полтора часа. Следующие семьдесят — меньше чем за час, и вы на Волге. Подмосковье не может сравниться с теми местами. Удовольствие стоит того, чтобы потратить на дорогу лишние сорок минут.

Трасса прекрасная и от Москвы до Калязина, и от Калязина до Кашина, и от Калязина до Углича, и на другом берегу Волги до Мышкина, и в самом Мышкине. Эту трассу надо использовать по прямому назначению: выехать рано утром или поздно вечером, когда мытищинцы и королевцы сидят по домам, прижать педаль газа к полу и отпустить через два-три часа, когда перед вами заблестит вода. Дорога скоростная, проходит в стороне от населенных пунктов, и объектов, у которых не жалко затормозить, не будет. Да и не надо: вы скоро приедете на Волгу!
Трасса свободна, машин мало. Грузовики ведут себя вежливо, в узких местах стараются прижаться к обочине и пропустить легковушку.

Москва-Сергиев Посад—Калязин

Машины на Ярославском шоссе попадаются редко. Еще реже — пешеходы, попрятавшиеся от жары по домам. В путь я отправилась на Mazda-626 со своей подругой из Хорватии.

В деревне Ченцы на 24-м км продают ягоды и овощи. Цены московские. К тому же воды в деревне не найти, и вы не сможете помыть ни руки, ни ягоды. Дальше на трассе появились местные с черникой. Продают трехлитровую банку за 150 рублей, но вы наверняка сторгуетесь за 100.
На 37-м километре — Заболотское хозяйство Военно-охотничьего общества Генерального штаба. Дом со всеми удобствами стоит 3000 рублей в сутки, место в трехместной комнате — 150. (Тел. 8-902-154-29-81.) От директора хозяйства мы узнали, что накануне здесь закончились соревнования лабрадоров-ретриверов по кровяному следу, поиску и подаче дичи. До августа охотничий сезон закрыт, и можно запросто переночевать здесь проездом. В начале августа пройдут соревнования легавых, а затем начнется охота на болотно-луговую и водоплавающую дичь. А уж копытные — лось, кабан — пойдут с первым снегом. Дальше на 48-м километре, еще одно охотхозяйство — “Олова”, но до него 11 километров направо.
На 83-м километре — деревня Устье. Слева — не очень приметный плакат пункта продажи путевок на охоту и рыбную ловлю. Спросила:
— Бесплатно уже не сядешь с удочкой?
— После 12 июля — не сядешь. Постановление вышло.
— А кто штрафовать будет?
— Егеря.
— Как же они уследят за всеми?
— Да никак: ловите себе сколько хотите, рыбы все равно почти не осталось…
Разговорились с местным охотником. Тот лосей уже лет пять не видел. Говорит, всех выбили. А раньше, по его словам, сюда приезжали Хрущев, Брежнев, теперь вот построили дачи Жириновский, Брынцалов. Оказывается, здешние леса тоже относятся к Завидовскому заповеднику.
На 91-м км решили свернуть в Скнятинское охотхозяйство — километров пятнадцать налево. На территорию нас пропустили, но как только мы стали задавать вопросы женщине, представившейся администратором, как та сходу заявила, что это закрытый объект, и на вопросы отвечать отказалась.
Дальше — деревня Поречье, справа по ходу — пекарня. По такому случаю притормозили, купили молока, выставленного у калитки ближайшего дома, хочешь козье, хочешь коровье, — и отправились в пекарню. Цены выше московских: хачапури 25 рублей, лаваш — 12. Вкусно. Хотя в московских ресторанах вкуснее, а в палатках — дешевле. Тут же съехали с моста на берег Нерли и перекусили.
Не доезжая 3 км до Калязина, свернули в Кашин. В городе осталось всего два собора — Вознесенский и Воскресенский. В первом расположился дом культуры, но сохранилась колокольня, куда пускают за пять рублей. Вид сверху удручает: из старинных зданий остались одни торговые ряды, которых с высоты все равно не видно. Лучше рассматривать соседние купола. Воскресенский собор стоит в стороне от дороги: мы нашли его, услышав необычной красоты колокольный звон. Собор посвящен святой благоверной княгине Анне Кашинской, мощи которой здесь и покоятся. Из туристов вы там будете одни и сразу привлечете внимание играющих неподалеку пацанов. Они привычно и нагло потянут руки. Высыпайте им мелочь из карманов и можете оставлять машину. Послушайте хор, равный которому еще поискать.

Шесть веков назад тверской князь погиб, сражаясь с врагами. Горько оплакивала его жена, княгиня Анна. Где слеза упадет, там открывается целебный ключ. Анна постриглась в монахини и после смерти была причислена к лику святых. А на тех ключах более двухсот лет назад высочайшим указом был основан санаторий “Кашин”.

Вода поступает из скважин с разных глубин. Самая глубокая — 967 метров. По телефону (234) 201-17 вы можете заказать путевку на 21 день, но в сезон это сложно. Многие останавливаются в частном секторе и платят за курсовку 3293 рубля.
Краеведческий музей по понедельникам и вторникам закрыт — историю города узнаем у матушки Анны, настоятельницы Клобукова монастыря. Раньше он был мужским, а с прошлого года его отдали женщинам. Они восстанавливают полуразрушенные здания, обихаживают запущенную территорию.
У матушки Анны много чего собрано про Кашин.

С 1287 года город застраивался между святынями, которые располагались по кресту и защищали его от врагов. Затем постройки пошли по кругу, затем — по треугольнику, а уже при Екатерине все выровняли как по линейке, и городской ландшафт потерял самобытность.

При въезде в Калязин на Т-образном перекрестке задумались, куда ехать: указателей нет. Проезжие велосипедисты показали — направо. Наша цель в Калязине — хорошо знакомая по фотографиям колокольня, стоящая среди Волги. Найти ее очень просто: езжайте все время по улице Карла Маркса, пока не упретесь в реку.

Стоял когда-то в городе храм Макария Калязинского — как положено, на суше. Затем на том месте появилось Рыбинское водохранилище — храм снесли, одна колокольня уцелела. Калязинцы натаскали земли, чтобы поддержать колокольню, благо там неглубоко. Теперь колокольня стоит на крошечном островке посреди нового русла Волги; лестницы из нее убрали для безопасности, но мальчишки все равно лезут.

Едем в центр, а там только исполком да памятник Ленину. Краеведческий музей был закрыт (понедельник—вторник — выходные), зато место для купания нашли. Прямо от музейных пушек, что у крыльца, спускайтесь вниз — и в воду.

Калязин—Углич

До Углича — 57 км. Дорога очень красивая, проходит по дремучему лесу. Отличное покрытие, можно ехать быстро, деревни встречаются редко. За 7 км до конечного пункта попадаем на трассу Ростов—Углич и едем налево по указателю. На подъезде к Угличу висит схема объезда закрытой на реконструкцию плотины ГЭС. Когда ее откроют, на другую сторону Волги можно будет проехать по ней, а пока — только на пароме.
По Ростовской улице въезжаем в Углич. Слева — храм царевича Димитрия. Дальше по дороге в центр — постройки Богоявленского монастыря в лесах. Монастырская стена не сохранилась. Пока отреставрированы только купола Федоровской церкви — они покрыты сусальным золотом; все остальное полуразрушено.
Весь Углич гулял в центре. По случаю Дня города движение перекрыто. Мы оставили машину неподалеку от милиции и ушли гулять. Кремлевские стены тоже не сохранились, но оставшиеся постройки ухожены и радуют глаз. Церковь царевича Димитрия-на-крови, палаты удельных князей, Успенская (дивная) церковь…
Дальше оказалась парковка, но я бы на ней не рискнула оставить машину. Недалеко — гостиница “Углич” (тел. (08532) 5-03-70) с открытой площадкой ресторана “Лада” внизу. Гостиница забита по случаю праздника.

Музеи закрылись в пять часов, но у нас в запасе оставались два частных собрания: угличских звонов и суеверий. С ними можно созвониться и все посмотреть в любое время, потому что в музеи хозяева превратили свои дома. Угличские звоны — тел. (08532) 2-98-66, мифы и суеверия — тел. (08532) 2-98-58. До звонов мы так и не доехали. Из того, что мы слышали об этом: технолог-металловед отлил штук двадцать пять поддужных колоколов и вместе с детьми устраивает концерты.

Художник Дарья Чужая увлеклась фольклором, прочитала массу литературы и вместе с мужем создала музей мифов и суеверий русского народа. Экспонаты сделаны их руками: куклы — лешие, кикиморы, ведьмы и черти.

Дальше путь лежал на пароме в деревню Челганово. До нее 5 км прекрасного шоссе. Паром ходит каждый час с 6.30 до 21.30. Если на последний рейс не сумеют погрузить всех желающих, делают дополнительный. Переправа занимает минут десять.

Мышкин

На другом берегу — раздолье, дорога хорошая, но указателей нет. Едем в колонне всем паромом, машин десять. Т-образный перекресток, поворачиваем направо на Некоуз. Всего от парома до Мышкина — километров тридцать. Там тоже народ гуляет: и у них День города. В поисках гостиницы выезжаем на улицу Энергетиков, делаем все, как нам говорили: стучимся в магазин “Весна”. Никого. Оказывается, гостиница — это две четырехместные комнаты над магазином. Машина — на улице. Правда, местный житель, представившийся милиционером, поведал нам, что преступность в Мышкине практически отсутствует. Очень похоже. Ну а по следующему адресу, где живет женщина, у которой ключи от номеров, решили уже не ходить — надоело. А вы можете: улица Мелиораторов, 4.
Представляете, в Мышкине есть столовая! Не кафе, а просто столовая. Внутри почти по-домашнему. Рассольник — 11 рублей 90 копеек, рыба в кляре — 15, котлета из свинины — 5 рублей.
А еще в Мышкине имеется кафе-мороженое “Мышкарь-лакомка”. Пломбир с шоколадом — 6 рублей 70 копеек за 100 г, молочный коктейль — 6, лимонадный физ (лимонад с мороженым и шоколадом) — 4 рубля 81 копейка, газировка — 1 рубль 50 копеек.
Вышли из автомобиля, идем по улице вдоль Волги; где понравится — попросимся на ночлег. У калитки стоит добродушный мужичок с внучкой на руках. Угадали! Поселил нас в баньке. Когда вся семья вернулась с гулянья, освободили нам веранду и постелили там. Накормили свежей рыбкой, напоили молоком.
Наутро, искупавшись в Волге, объевшись хозяйкиных блинов с вареньем, пошли по мышкинским музеям.

В историко-этнографическом музее под открытым небом чего только нет: старые пароходы, баркасы, грузовики, мельницы, амбары и риги позапрошлого века… Давным-давно владелец здешних земель прилег на берег Волги и заснул. Его разбудила мышка, и вовремя: к нему подползала огромная змея. В память о чудесном спасении человек построил часовню и сторожку.

Это были первые здания Мышкина. По такому случаю в городе даже есть Музей мыши — люди присылают сюда игрушечных мышат.
В центре сохранились дореволюционные постройки, новых нет. На многих домах — памятные таблички.

Самый известный мышкинец — Петр Смирнов, изготовитель знаменитого “столового вина №21”. Каждый год на историческую родину приезжает его двоюродная правнучка, помогает музею прадеда, где собрана интересная коллекция винной посуды. Оказывается, смирновская четверть — это трехлитровая бутыль: раньше водку отмеряли двенадцатилитровыми ведрами.

“Дома” нас ждал обед. Нам еще в дорогу еды дали, ягод нарвали. Деньги давали за ночлег, за еду — наотрез отказались брать. Вот какие люди — мышкинцы.

…и далее без остановок
Мышкин—Углич—Калязин—Кимры—Дубна—Москва. Ездить по такому маршруту не советую. Дороги кошмарные, а единственная достопримечательность — музей Салтыкова-Щедрина в деревне Спас-Угол, закрыт по выходным. В деревне Борки привлекает вывеска “Авиационно-спортивная база. Кафе, бар, сауна”. Перед клубом сидят две тетки:
— Куда?! Там никого нет!
— А кафе, бар?..
— Нету!
— Вы что, недавно открылись?
— Почемуй-то?!
…Да, это нам не Мышкин!

Lena Faber used to work as a journalist at a mainstream Russian newspaper, she wrote books for a major publishing house, and directed her original concept on Drive TV in Russia. In 2009, she moved to South Africa and taught at the University of SA, where she took up running competitively and won a silver medal at the World Masters Athletic Championship. She has also won an international photo contest and had a photo exhibition of her work. In 2014 she decided to try fast long-distance hiking and started with the Appalachian Trail where she earned a trail name "Brave" from other hikers. She has also cycled US Route 66 from Chicago to Los Angeles, as well as other parts of the world. Still hiking and cycling somewhere.

Leave a comment

This site uses Akismet to reduce spam. Learn how your comment data is processed.